Тема:
ПИСЬМО ИНГУШСКИХ ЛИДЕРОВ В ЦК КПСС О СУДЬБЕ ИНГУШСКОГО НАРОДА

«Пожалуй, нет человека, который не испытывал бы неискоренимого чувства

любви и привязанности к земле дедов и прадедов, к родной культуре, к своему

языку, к языку традициям и обычаям».

Л.И. Брежнев

В нашей стране все большие и малые народы имеют огромные достижения в политической, экономической и культурной жизни. Однако ингушский народ, насчитывающий в своем составе более 170 тыс. человек, к сожалению, не может назвать себя в числе этих народов.

Широкая политическая кампания, проводимая в этом году по поводу 50-летия СССР, основанного на дружбе народов, охватила всю страну и в том числе Ингушетию. Эта кампания до боли обострила в нашем народе сознание своего бесправия на фоне общего подъема и процветания советских национальных автономий.

В этом письме мы, ингуши, обеспокоенные своим сегодняшним трагическим положением, хотим рассказать о судьбе ингушского народа, выразить его коренные интересы и законные права, предоставленные ему Великой Октябрьской социалистической революцией, как и другим народам бывшей царской окраины.

Партия Ленина всегда представляла интересы народа, его чаяния. Наш народ уверен в том, что Ленинский Центральный Комитет правильно решит вопрос, который нами ставится в данном письме.

Сегодняшняя Ингушетия – это край экономического и духовного застое. Почти все заслуги ингушского народа в борьбе за Советскую власть забыты. Ингушетия по существу лишена реальных условий для нормального развития. Территория ингушей поделена между соседними народами, а сами ингуши частью поселились в оставшихся за ними населенными пунктами, частью разбросались по всей стране.

В исторической литературе общим местом стало положение о том, что до Октябрьской революции ингуши страдали от малоземелья. Но дело в том, что и сегодня, на шестом десятилетии Советской власти, земельный вопрос в Ингушетии остается проблемой номер один.

До Октябрьской революции ингушские земли отбирались для терских и Сунженских казаков, являвшихся опорой царизма в его колонизаторской политике. Так, в 1847-1861 годах у ингушей в пользу казачества были отобраны десять населенных пунктов. А в годы Советской власти это повтори ли, в основном, осетинские националисты.

В 1928-1934 годах осетинские националисты вытеснили ингушей из города Владикавказа, построенного на месте старинного ингушского селения Заур /Заур-коу/. В 1944 году, воспользовавшись трагедией ингушского народа, осетины заселили всю Ингушетию. Наконец, в 1957 году, вопреки единодушному протесту всего ингушского народа, Северной Осетии передали Пригородный ингушский район, Кескемские хутора и часть земли возле станицы Вознесенской из Малгобекского района /88,8 тыс.га, т.е. почти 55 процентов всех пахотных земель/. Причем как Пригородный район, так и Кескемские хутора отобраны у ингушей и переданы Северо-Осетинской АССР в ущерб территориальной и административной целостности Ингушетии. Так, Пригородный район, как и в годы царизма, разъял Ингушетию на две изолированные друг от друга части – горную и плоскостную. Более того, этот район огромным неестественным клином разрывает на две части даже отдельно взятый Назрановский район Ингушетии. И чтобы, например, из города Назрани попасть в Джерахское ущелье, входящее в Назрановский район, нужно проехать через Пригородный район, являющийся ныне территорией Северной Осетии.

Галашкинский /Первомайский/ район Ингушетии поделен между казачьим Сунженским и чеченским Ачхой-Мартановскнм районами Чечено-Ингушской АССР.

Ачалукский и Пседахский районы Ингушетии также ликвидированы и их земли переданы частично Назрановскому и Малгобекскому районам и частично Северной Осетии.

Одним словом, Ингушетию поделили, как делят землю под индивидуальные огороды. В результате, из пяти районов Ингушетии, существовавших до 1944 года, остались фактически только два – Назрановский и Малгобекский, которые и представляют собой современную Ингушетию.

Сегодня все ингушские селения перенаселены и неблагоустроенны. В большинство из них ведут плохие дороги, а отдельные села даже не обеспечены питьевой водой. Ингушские селения не газифицированы, несмотря на то, что по территории Ингушетии вдоль и поперек проложены магистральные газопроводы.

За несколько десятков лет в Назрановском районе не построено ни клуба, ни дома культуры, ни универмага, ни гостиницы, ни больницы. Районная больница размещена в ветхом здании бывшей царской крепости» построенной еще в начале XIX века.

О крайне стесненном и неустроенном быте назрановских труженников писала и газета ЦК КПСС «Социалистическая индустрия» в корреспонденции «Назрановские неурядицы» за 12 июля 1972 года.

Не лучше обстоят дела и в самом районном центре – городе Назрани, где почти не ведется жилищно-бытовое строительство. Такие крупные промышленные предприятия, как Назрановский завод «Электроинструмент» и Назрановская трикотажная фабрика, не обеспечены рабочей силой, так как не решен комплекс проблем, связанных с нормальным функционированием современного социалистического предприятия. Поэтому производственные мощности этих предприятий используются далеко не полностью.

Завод минеральных вод в селении Ачалуки и курорт «Ачалуки» были построены еще в 20-х годах. Однако производственная мощность этого завода, вырабатывающего весьма ценную минеральную волу «Ачалуки», с каждым годом становится меньше, а курорт «Ачалуки» давно уже не функционирует.

После ликвидации Галашкинского /Первомайского/ района Ингушетии культурная и экономическая жизнь в селениях этого района стала замирать: филиал слюдяной фабрики в селении Галашки закрыли, лесопильный завод в селении Мужичи, оторвав от сырьевой базы, перенесли в станицу Орджоникидзевскую, а узкоколейную железную дорогу от станции Слепцовская до селения Мужичи разобрали, оставив всего-навсего маленький лесоучасток с небольшим штатом. Главное богатство Галашкинского района – драгоценный буковый лес – вырубается. И это в районе, где проживает более 10 тысяч человек и где имеется лишь один колхоз с пахотной землей в 1800 га. Ясно, что там нет никаких реальных условий для трудоустройства деятельного населения. А совсем недавно МВД республики перенесло отделение милиции из селения Первомайское /Галашки/ в станицу Нестеровскую, ближе к райцентру, где и так имеется РОВД. С селениями бывшего Первомайского района нет даже нормальной телефонной связи.

В селении Мужичи, где в годы гражданской войны находился Серго Орджоникидзе, руководивший борьбой горских народов против деникинской армии, было решено построить выставочный павильон филиала республиканского краеведческого музея. Возвели стены, затратили средства и законсервировали.

Все эти меры превратили бурно развивающийся в первые годы Советской власти район в сырьевой придаток Сунженского района.

Полному забвению предан и другой уголок Ингушетии – Джерахское ущелье, в котором находится климатологический курорт «Армхи», по своим природным особенностям превосходящий всемирно известный швейцарский курорт «Давос», ценнейшие памятники материальной культуры ингушей /башни, склепы, святилища и т.д./ и, наконец, места пребывания Серго Орджоникидзе и его соратников в годы гражданской войны.

Об ингушский башнях, распложенных в Ассиновском и Джерахском ущельях, лауреат Ленинской премии, профессор В.Н.Крупнов пишет: «Ингушские боевые башни являются в подлинном смысле вершиной архитектурного к строительного мастерства древнего населения края. Они поражают простотой формы, монументальностью и строгим изяществом… Можно сказать, что ингушские башни для своего времени были подлинным чудом человеческого гения, как для нашего столетия новые шаги человека в небо» /В.Н.Крупнов. Средневековая Ингушетия. М., 1971, стр.71/.

Однако все это: и курорт, и революционные места, и архитектурные памятники – имеет в настоящее время жалкий вид. Так, деревянные здания курорта «Армхи», сооруженные сорок пять лет тому назад, давно пришли в полную негодность да вдобавок еще поражены грибком. А дороги к курорту совершенно испорчены. Рядом с курортом «Армхи» находится дача, которую ингушский народ построил в подарок всесоюзному старосте Н.И.Калинину. Заброшенная и забытая, эта дача также пришла в негодность.

Ценнейшие памятники материальной культуры ингушей веками сохранялись нетронутыми, ибо сам народ их оберегал. Однако уже в наше время, начиная с 20-х годов, эти памятники подвергаются постепенному и систематическому разрушению и разграблению из-за того, что не охраняются, а во время нашего выселения хевсурские и осетинские чабаны содержали в них скот. Пробивали в нижних этажах башен проходы для скота, а в могильниках жгли костры. Это разрушение продолжается по сей день.

Богатейшие по природным и климатическим особенностям Ассинское и Джерахское ущелья, где на альпийских лугах паслись сотни тысяч овец, стада крупного рогатого скота и табуны лошадей, заброшены. Для их улучшения и благоустройства не делается ничего. В горах Ингушетии имеются и полезные ископаемые: рудные и нерудные материалы, бром, йод, поваренная и йодистая соли, которые не разрабатываются.

II

Нынешнее положение ингушей создалось не вдруг, а постепенно, исподволь, н началом его явилось присоединение Ингушетии к Чечне в 1934 году. Оба наши народа веками жили рядом на своих землях, но имели неодинаковые исторические судьбы. Экономическим, культурным, географическим и административным центром Ингушетии был город Владикавказ, а так же центром Чечни – Грозный.

Объединение Ингушетии и Чечни произошло по инициативе осетинских националистов в начальный период культа личности Сталина и целью этого мероприятия было вытеснение ингушей из города Владикавказа.

Объединение с Чечней, к сожалению, принесло Ингушетии не развитие, а утрату тех достижений и завоеваний, которые она приобрела в период самостоятельного существования до 1934 года.

В 1934 году Ингушетия вошла в состав Чечено-Ингушской автономной области с пятью районами, как равноправная половина этого административного союза двух народов. Однако равноправие двух народов стало нарушаться в основном с момента восстановления автономии чеченцев и ингушей, так как в основу норм представительства было положено количественное соотношение ингушского и чеченского населения – так называемый принцип «один к пяти».

В результате этого в правительстве ЧИ АССР из 14 министров ингушей один /местная промышленность/, из 5 председателей комитетов ингушей один /по физкультуре и спорту/, из 23 начальников управлений один /строительство и ремонт автомобильных дорог/, а в самом Совете Министров республики из шести руководителей ингуш тоже один.

В годы же гражданской войны, например, когда участие народа в революции не ограничивалось пропорциями и нормами представительства, ингуши ярко продемонстрировали преданность делу революции. А в период мирного строительства /1924-1934 годы/, когда Ингушетия имела свою автономию, наш род был в рядах передовых на Северном Кавказе.

Объединение Ингушетии и Чечни фактически сковало творческую инициативу ингушского народа во всех областях экономического, социально-политического и культурного строительства. И теперь ингуши не только не впереди, а уныло плетутся позади других народов Северного Кавказа. В ИНГУШЕТИИ НЕ РЕШЕНА ОДНА ИЗ ГЛАВНЫХ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗАДАЧ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ -ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ АГРАРНЫХ ОКРАИН И СОЗДАНИЕ НА ЭТОЙ ОСНОВЕ НАЦИОНАЛЬНОГО РАБОЧЕГО КЛАССА. Даже на заводе «Электроинструмент», «трикотажной фабрике и других предприятиях города Назрани около половины ж работающих живут в близлежащих селениях. Утром их привозят на работу Назрань, вечером же – отвозят обратно в свои селения. Точно так же из селений Назрановского района да и из самой Назрани ежедневно 70-80 автобусов и грузовиков увозят ингушей на различные наемные работы в город Орджоникидзе Пригородный район. Кроме того, большая часть ингушского населения Назрановского, Пригородного и других районов ежегодно на шесть-семь месяцев уезжают на сезонные строительные работы в совхозы и колхозы Казахстана, Сибири, Урала и Севера, оставляя на весь этот период свои семьи без присмотра. Все эти промежуточные слои ингушского населения еще не являются рабочим классом в полном смысле слова, ибо оторванные от селений и сельскохозяйственного труда, они еще не закрепились на предприятиях, где работают.

Неравноправие Ингушетии в составе Чечено-Ингушской АССР, начиная с 1934 года, все более и более закрепляется и в исторической науке. История Ингушетии вообще не принимается во внимание, ее постепенно сознательно «забывают». Во всех общественно-политических мероприятиях республики за исходное берется только история Чечни, а история Ингушетии при этом игнорируется.

Так, например, 50-летие Чечено-Ингушской АССР отмечается 30 ноября 1972 года на том основании, что Чечня выделилась из состава Горской республики автономная область 30 ноября 1922 года. При этом во внимание не принимается тот факт, что другая половина Чечено-Ингушской АССР – Ингушетия выделилась из Горской АССР только 7 июля 1924 года. И, следовательно, если исходить из этого принципа, 50-летие автономии Ингушетии надо отмечать в 1974 году.

Совершенно забытым, а вернее непризнанным, оказалось такое важное в исторической судьбе ингушского народа событие, как добровольное соединение Ингушетии к России 23 августа 1810 года. ОДНАКО В 1960 ГОДУ ЛЕТИЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ ИНГУШЕТИИ К РОССИИ НЕ ОТМЕЧАЛОСЬ. Это не могло быть в интересах тех, кто пытается перечеркнуть прошлое нашего народа. Но самим ингушам далеко не безразличен акт присоединения Ингушетии к России, потому что он отражает давние дружеские отношения между русским и ингушским народами. В этой связи надо отметить, что между Россией и Ингушетией никогда не было военных конфликтов. Здесь для сравнения следует привести такой факт: в 1968 году в Северной Осетии торжественно отмечалось е такое незначительное событие, как 100-летие со дня присвоения осетинскому хутору, основанному на ингушских землях, имени «великой княгини Ольги Федоровны /ныне – селение Ольгинское/.

С момента объединения Ингушетии и Чечни многие историки, развивая научный принцип «единой истории Чечено-Ингушетии», вопреки действительным историческим фактам и событиям, стали создавать историю, с урезыванием исторической роли ингушей, в ущерб интересам ингушского народа. Дело доходило до того, что даже высказывания Орджоникидзе, Кирова и других большевиков о революционном прошлом ингушей брались под сомнение и цитировались с сокращениями, а высказывания Деникина, Ляхова и т.д. о решающей роли ингушского народа в период гражданской войны на Северном Кавказе объявлялись незаслуживающими внимания, ибо они исходили от врагов Советской власти. Одним словом, с какой бы стороны не подчеркивались революционные заслуги ингушского народа и их преданность Советской власти, это вызывало подозрение и скептическую реакцию.

Третирование интересов Ингушетии проявляется даже в самой, казалось безобидной форме. Так, в столице Чечено-Ингушетии – городе Грозном лишь изредка можно встретить на дверях учреждений, организаций и предприятий вывеску, на которой бы данное заведение обозначалось на ингушском языке. Точно так же конституционный ингушский язык незаметно снят даже со штампов печатей министерств республики. Литературы на ингушском языке издается значительно меньше, чем на чеченском и русском языках.

К сказанному выше следует добавить, что дата объединения Ингушетии с Чечней- 1934 год – явилась и датой захоронения ингушского национального искусства, театра, который в 1931 году на Олимпиаде народов Северного Кавказа в Ростове занял первое место. С 1934 года до сегодняшнего дня, ингушский народ не имеет своего национального театра, не говоря уж об ансамбле песни и танца, эстрадно-концертной труппе и т.д…

Таким образом, все ведется к тому, что в недалеком будущем ингушский народ, как таковой, перестанет существовать. В этой связи симптоматичен (объединенный номер газет автономных республик Северного Кавказа / «Грозненский рабочий», «Дагестанская правда», «Кабардино-Балкарская правда», «Социалистическая Осетия»/ за 12 августа 1972 года. В этом номере есть материалы о жизни русского, чеченского, кабардинского, балкарского, осетинского народов, а также народов и народностей Дагестана, но ни слова не сказано о существовании Ингушетии и ингушского народа. Мы не можем винить в этом редакции газет: они просто правдиво отразили сложившееся положение. Мы далеки от того, чтобы не видеть и отрицать и то положительное, чего достиг за эти годы ингушский народ. Но эти достижения по сравнению с достижениями других народов – не более, как частности на фоне общей экономической и культурной отсталости ингушского народа. Надо говорить не о том, чего достигли ингуши в общем движении страны вперед, а о том, чего могли бы они достичь при равных с другими народами условиях и возможностях.

III

Профессор Н. Яковлев писал: «Ингуши занимают на Северном Кавказе центральное место поблизости от административного и культурного центра – Владикавказа. Рядом проходит знаменитая Военно-Грузинская дорога, отделяющая ингушей от осетин. Кругом расположились народности, превосходящие ингушей по численности: кабардинцы, русские /казаки/, чеченцы, грузины с хевсурами и упомянутые осетины. Центральное положение дает ингушам многие преимущества даже над более культурными соседями. Эти преимущества выдвигают ингушей на одно из первых мест во всех крупных политических и культурных движениях, охватывающих Северный Кавказ за последние десятилетия» /Н.Яковлев, Ингуши. Л.-М., 1925, стр.5/. Именно это «центральное положение» и явилось причиной постоянных притеснений ингушей, как со стороны царской администрации, так и со стороны превосходивших их численность соседей. Царская колониальная администрация, державшая в кабале вообще все народы и народности Северного Кавказа, в значительно более тяжелые условия ставила ингушей.

Характерен такой факт: к концу XIX века 40 тысяч ингушей уплачивали столько же податей и штрафов, сколько 80 тысяч осетин и 200 тысяч чеченцев.

 

Особо жестокое отношение к ингушам со стороны царской администрации проявилось в середине прошлого столетия, когда значительная часть ингушского населения была выселена с плоскостных аулов в горы, а ингушские земли были переданы Терскому казачьему войску. Так, в 1845 году на ингушских землях были основаны казачьи станицы Троицкая и Слепцовская /ныне Орджоникидзевская/. А многие аулы, высвобождая от коренных жителей – ингушей, перестраивали в казачьи станицы и хутора:

 

1847 год. Ингушский аул Гаджирен-Юрт заселяется казаками и переименовывается в станицу Нестеровскую. Точно таким же образом аул Магомет-хите переделывается в станицу Вознесенскую.

 

1859 год. От ингушей высвобождают аулы Ахки-Юрт /для станицы Сунженской/, Онгушт /для станицы Тарской/ и Илдархи-Юрт /для станицы Карабулакской/.

 

1860 год. На месте аула Алхасты основывается станица Фельдмаршальская /ныне – Краснооктябрьская/.

 

1861 год. Вместо аулов Таузен-Юрт и Ах-Борзе появляются станицы Воронцово-Дашковская и Ассиновская.

К этому следует добавить, что один из древнейших ингушских аулов Гвелети, расположенный в Дарьяльском ущелье, царской администрацией был передан Грузии, выслав предварительно всех жителей этого аула вместе с семьями в Сибирь.

 

Кроме того, в 1863 г. на ингушских землях закладывается осетинское селение Ольгинское.

 

Тяжелая участь постигла ингушей, выселенных царизмом с целью колонизации края. Часть из них вымерла от голода и болезней; часть из них нашла приют у своих соплеменников в других, еще не разоренных, ингушских аулах; часть была обманным путем переселена в Турцию; остальные были загнаны в горы или, как цинично выражались официальные лица русской администрации, «забиты в каменный мешок».

В основе всех этих антиингушских мер, граничивших с политикой геноцида, лежала определенная цель – устройство казачьего клина, который разъединил бы горных ингушей от плоскостных, н который предоставлял бы постоянную военно-полицейскую опору царизма на Северном Кавказе.

В результате подобных длительных репрессий и непосильного обложения всякими податями, налогами и штрафами, ингушский народ оказался обреченным на нищенское и бесправное существование, из которого он смог выйти лишь после Октябрьской революции. Вот почему ингушский народ единодушно воспринял несшую ему освобождение Великую Октябрьскую социалистическую революцию. По общему мнению, как друзей нашего народа, так и его врагов, ингуши явились авангардом революционных сил в борьбе за установление Советской власти в Терской области. Так, выступая с речью при открытии V съезда трудовых народов Терской Республики во Владикавказе 28 ноября 1918 года Серго Орджоникидзе говорил: «Я помню момент перед концом IV съезда, когда мы висели на волоске; это был момент неуверенности, когда за нами не шли, а на нас робко оглядывались, И в этот момент одиночества Советской власти маленький ингушский народ весь встал на защиту Советской власти. В период неизвестности наших дальнейших судеб только ингушский народ пошел за нами не оглядываясь» /Г.К.Орджоникидзе. Избранные статьи и речи. Грозный, 1962, стр.40/.

ЗНАМЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, ВОДРУЖЕННОЕ В ИНГУШЕТИИ В 1918 ГОДУ, НИ РАЗУ НЕ БЫЛО СПУЩЕНО! НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ РАСПОЛАГАЛА ГРОЗНЫМИ СИЛАМИ, ОНА НЕ СМОГЛА СЛОМИТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ ИНГУШЕЙ. НАШИ ГОРЫ ВСЕ ВРЕМЯ ОСТАВАЛИСЬ ЦИТАДЕЛЬЮ РЕВОЛЮЦИИ!

Когда казачье-осетинские белогвардейские соединения под командованием полковников Соколова и Беликова /осетинского контрреволюционера/ захватили Владикавказ, ингуши спасли город и находившийся там Терский Совнарком. 6 августа 1918 года в имении графа Уварова в ингушском селении Базоркино Пригородного района был созван съезд ингушского народа. Съезд единодушно решил освободить Владикавказ. Ингуши объявили революционный газават, прощались с семьями и шли воевать с врагами Советской власти. Тысячи лучших сынов ингушского народа отдали свои жизни в эти августовские дни, освобождая Владикавказ и Терскую область от контрреволюции. «Ингушский народ, ни на минуту не колеблясь, изъявил готовность к борьбе и громадными массами направился в город… Выступили ингуши, этот авангард горских народов, за которыми потянулись, если не активно, то во всяком случае своей симпатией, все остальные горцы». /Г.К. Орджоникидзе. Избранные статьи и речи. Грозный, 1962, стр.68/. Один из старейших осетинских коммунистов Казбек Бутаев писал, что «ингуши пришли на помощь Терскому Совнаркому, осадили город с юга и выгнали казаков и осетинские банды /офицерство и хулиганье/ из города». /Казбек Бутаев. Борьба горцев за революцию. Владикавказ, 1922, стр.21/.

Председатель совнаркома Терской области Ф.Булле, выступая на V съезде народов Терека, подчеркнул выдавшуюся роль, которую сыграл ингушский народ в борьбе за Советскую власть: «Необходимо отметить здесь жизнь одного из районов Терской области, населенного небольшим, но героическим народом, – Ингушетии. Когда перед Терской народной властью стал вопрос о дальнейшем существовании ее, о том, быть или не быть ей на территории Терской области, то никто иной, как ингушский народ в этот период стал решительно и без оглядки на сторону Советской власти и своим вмешательством предрешил исход героической борьбы».

Один из крупнейших советских писателей А.Серафимович в статье «Впечатления», опубликованной в «Правде» 24 сентября 1920 года, о преданности ни гну шей Советской власти писал: «Нигде, быть может, во всей республике не найти более ярых защитников Советской власти, как они…»

Так говорили наши друзья. Об этом же говорили и враги Советской власти.

Главнокомандующий войсками Терско-Дагестанского края генерал Ляхов /тот самый Ляхов, который расправлялся с революцией на Тереке в 1905-1907 годы, и, который являлся почетным казаком станицы Ардонской в Северной Осетии/ на закрытом заседании Войскового круга Терского казачьего войска 23 февраля 1919 года так охарактеризовал борьбу ингушей против белогвардейцев; «Сопротивление ингушей упорное и прямо непонятное. При четырех пулях четвертую, противник пускает в висок. С ними есть офицеры, красноармейцы, матросы, муллы.

Благодаря ошибке, которая допущена была сначала, не удалось сломить ингушей и в малой Кабарде».

Генерал Деникин, начиная свой поход против молодой Терской Советской республики, прежде всего, беспокоился, пропустят ли ингуши Добровольческую армию через свою территорию. Начало гражданской войны показало, что Ингушетия остается красной, несмотря на жестокий террор белых, и не намерена уступать Деникину. Об участии народов Северного Кавказа и, в частности, ингушей в гражданской войне Деникин впоследствии писал: «Участие этих народов в политической жизни края далеко не соответствует их численному составу. Ингуши – наименее численный и наиболее спаянный военной организацией народ оказался по существу вершителем судеб Северного Кавказа. В августе /1918 года – Прим, наше/, когда казаки и осетины овладели Владикавказом, ингуши своим вмешательством спасли Терский Совет комиссаров» /Л.И.Деникин. Очерки русской смуты. T.IV. Берлин, 1925, стр.97/.

 

 

Свою преданность революции сыны трудового ингушского народа продемонстрировали не только у себя, на Кавказе, но и в далеком Петрограде, колыбели Октябрьской революции. В августе 1917 года, когда к революционному Петрограду вплотную подошли войска Корнилова и над городом нависла угроза, Ингушский полк, который шел в авангарде «дикой дивизии», первым отказался стрелять в питерских рабочих и повернул назад. Его примеру последовали другие полки Туземной дивизии.

Об этом историческом событии генерал Деникин впоследствии писал так: «В последние дни августа Петроград представлял из себя разворошенный муравейник. И несмотря на громкие, возбуждающие призывы своих вождей, – призывы, скрывающие неуверенность в собственных силах, революционная демократия столицы /Временное правительство. – Прим, наше/ переживала смертельные тревоги. Приближение к Петрограду ингушей заслонило на время все прочие страсти, мысли и интересы. А многие представители верховной власти торопливо запасались уже заграничными паспортами» /А.И Деникин. Очерки русской смуты. т.II, Берлин, 1925, стр.57/.

Октябрьская революция и Советская власть предоставили ингушскому народу возможность разрешить свой извечный земельный вопрос. В своем докладе Председателю Совета народных комиссаров В.И.Ленину 10 июля 1919 года Серго Орджоникидзе писал: «Ингуши активно стояли на нашей стороне и революционным путем разрешили земельный вопрос… Ингуши вновь вернули себе те земли, которые лет пятьдесят тому назад принадлежали им. Они вернули себе тот аул, который когда-то назывался Онгуш, откуда и название ингуши. 50 лет тому назад они были оттуда изгнаны и Онгуш переименовали в Тарскую станицу. Все остальные горские народы относились к нам в высшей степени симпатично, но активных выступлений в широком масштабе с их стороны не было. Все они выжидали исхода борьбы* /Г.К. Орджоникидзе. Избранные статьи и речи. Грозный, 1962, стр. 69/.

Даже Деникин вынужден был отметить, что причиной трений между ингушами, с одной стороны, и казаками и осетинами, с другой – являлись «исторические ошибки малоземелья» ингушей.

После справедливого разрешения земельного вопроса в первые годы Советской власти ингушский народ начал строить новую жизнь на своих древних землях. Об этом периоде в истории Ингушетии профессор Н.Яковлев писал: «Теперь ингуши получили, наконец, возможность нормального развития экономических и политических основ своей жизни. Захваченные казаками земли возвращены им обратно, и в старых казачьих станицах водворяются потомки жителей когда-то выселенных аулов. Ингуши, как равноправные, сначала входят вместе с осетинами и русскими в Автономную Горскую республику, а с 1924 года образуют Ингушскую автономную область, чтобы на новых началах строить свою национальную культуру. И, надо им отдать справедливость, своей упорной волей к жизни в течении многих десятилетий они сами добились этого. Такая необычайная энергия, такое упорство в борьбе за восстановление цели и выдвинули ингушей на одно из первых мест в ряду превосходящих их численностью, а отчасти и уровнем культурного развития соседей» /Н.Яковлев. Ингуши, Л.М., 1925, стр. 8/.

В истории экономического, политического и культурного развития ингушского народа самым плодотворным был период существования Ингушской автономной области в составе Российской Федерации.

ВСЕ ЛУЧШЕЕ, ВСЕ ЦЕННОЕ, ЧТО ЕСТЬ В ИСТОРИИ ДУХОВНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ИНГУШСКОГО НАРОДА, ТАК ИЛИ ИНАЧЕ СВЯЗАНО ИМЕННО С ЭТИМ ПЕРИОДОМ.

Так, в городе Владикавказе в правобережной /ингушской/ части были построены деревообрабатывающий, кожевенный, крахмальный, спиртовый заводы, завод стеклотары, обувная и швейная фабрики и другие предприятия. Появился ряд новых промышленных предприятий и в селениях Ингушетии: в Назрани – кирпичный завод, мель за вод и элеватор, в Бамуте и Шолхи -деревообрабатывающие, химический, вареньеварочный заводы, в Мужичи -лесопильный завод, в Базоркино – консервный завод, в Камбилеевке – химический завод, в Балте – известковый завод, в Ачалуках – завод минеральных вод. Большую роль в развитии сельского хозяйства в засушливых землях Ингушетии сыграл построенный в те же годы Алханчуртский канал, с вводом, в действие которого в Алханчуртской долине появились новые населенные пункты. Ярким проявлением заботы Советской власти по охране здоровья трудящихся были построенные в 1927 году курорты «Армхи» и «Ачалуки».

В первые годы Советской власти зародилась ингушская национальная письменность, литература, театр, стала выходить газета на родном языке, появились национальные школы, было положено начало научному изучению края. Из самой гущи ингушского народа выдвинулись энергичные и целеустремленные люди, возглавившие процесс его духовного возрождения и обновления. И надо сказать, что во многих областях культурного движения ингушский народ шел впереди других народов Северного Кавказа.

Однако этому счастливому развитию ингушей в тайне подготовили удар осетинские националисты, которые, как известно, ведут непрерывную борьбу, скрытую и открытую, против ингушского народа еще с давних времен. Наш народ помнит об этих коварных делах. Главными из них можно назвать следующие:

 

1. В 1861-1865 годах около 20 тыс. ингушских семей были переселены в Турцию. В этом трагическом акте повинны, прежде всего, осетинские националисты, подготовившие его в сговоре с царскими генералами, – это трагическое переселение с целью захвата ингушской территории. Руководил этой кампанией известный царский агент, генерал Муса Кундухов /осетин по национальности/.

Эта провокация дорого обошлась ингушскому народу. В течение первого года переселения погибло более половины переселенцев, а потомки оставшихся тогда в живых скитаются в чужих для них странах Ближнего Востока до настоящего времени.

 

2. В 1919 году осетинские националисты, сотрудничавшие с белой армией, склонили деникинцев на уничтожение ингушских селений, личным участием помогая им. Об этом красноречиво свидетельствуют газеты тех лет./См. Терский казак», 1919,10 августа и др./- Нашему народу очень дорого обошелся и этот сговор осетинских националистов с контрреволюцией.

 

3. В 1944 году осетинские националисты через врагов советского народа Берия и Кобулова /осетина по национальности/ добились выселения ингушского народа в Казахстан и Среднюю Азию и захватили всю ингушскую территорию. И эта сделка осетинских националистов с Берия и Кобуловым также дорого обошлась ингушскому народу. Здесь следует заметить, что из Закона Верховного Совета РСФСР от 25 июня 1946 года об упразднении Чечено-Ингушской АССР вовсе не вытекало положение о том, что ингуши подлежали выселению, но, тем не менее, они были выселены. Как это произошло?

Осетинские националисты, верные своей давней аннексионистской политике, стремились к тому, чтобы, захватив территорию Ингушетии, Моздок и Кизляр, выйти к Каспийскому морю и таким образом создать Великую Осетию. И вот когда Берия разработал план выселения некоторых ни в чем неповинных народов Северного Кавказа /чеченцев, карачаевцев, балкарцев, калмыков/, политический бандит Кобулов добился выселения и ингушей в числе этих выселяемых народов.

Таким образом, в основе выселения ингушского народа лежал бериевско-кобуловскнй заговор, имевший целью захват всей территории Ингушетии. Заговор этот до сих пор не раскрыт и ему не дана соответствующая политическая оценка. Это обстоятельство вот уже 28 лет, как некая всеобщая вина, тяжелым моральным грузом довлеет над нашим народом.

В советское время захват ингушских земель начали осетинские националисты в 1928 году, когда Северо-Кавказский крайком партии и крайисполком по их инициативе вынесли решение столицей Ингушетии сделать селение Назрань, а Владикавказ полностью передать Северной Осетии.

И вот именно тогда, более сорока лет тому назад, и отнюдь не сегодня, возник, вернее, был создан Ингушский вопрос.

IV.

 

За последние 30-40 лет некоторые осетинские историки создали целую литературу, пытаясь фальсификацией действительных исторических событий и фактов доказать, что осетины являются аборигенами Кавказа и, в частности, на землях, где расположены город Орджоникидзе и Пригородный район, они, дескать, живут чуть ли не с древних времен. Целью этой тенденционно-ложной интерпретации истории является оправдание акта удаления ингушей из города Орджоникидзе и Пригородного района.

<