Тема:
Б. Газиков. К истории ингушской письменности

Б. Газиков

Ингушский народ – один из тех. который не имеет еще своей писанной истории, но это, однако, не значит, что историей, языком и письменностью ингушей никто не занимался, напротив еще со времен Страбона Ингушетия привлекала и привлекает взоры исследователей.
Как один из древнейших языков мира ингушский язык представляет интерес для науки. В нем много архаизмов, идиом. Изучение грамматического строя его, лексики, этимологии, параллелей с другими языками может объяснить древнюю историю не только ингушского народа, но и других народов мира.
Ингушский язык еще недостаточно исследован, но и на базе того немногого, что известно, можно сделать вывод о наличии определенной связи с языками этрусков, шумеров, хурритов,урартов. халдеев, ассирийцев и др., а также соседних народов Кавказа. Поэтолгу исследование ингушского языка должно стать делом международных исследовательских центров, как это было в недавнем прошлом.
Хотелось бы вкратце коснуться вопроса истории современной ингушской письменности. Так. первые упоминания об ингушском языке мы находим в конце XVIII века в работах Гюльденштедта, Рейнсгса, Штедера, Палласа. В начале XIX века в Ингушетии побывал Клапрот. По результатам своих исследований Клапрот написал труды, в которых свое место занимает и ингушский язык.
В середине XIX века изучением ингушского языка занимался академик А. Шегрен. Капитальные труды по ингушскому и чеченскому языкам написали академик Шифнер, К. Услар, И. Бартоломей.
Основательной работой по записи ингушского языка является рукопись благочинного священника Григория Цамциева “Краткие поговорки и словарь с русского на ингушевско-назрановско-чеченский язык”, написанная в 1846 году.
В 1871 году первый ингушский этнограф и просветитель Чах Ахриев начал публиковать на русском языке свои работы, которые не потеряли значения до сих пор. Следует отметить также и исследователей кавказских языков Загурского и фон Эркерта, которые также исследовали ингушский язык.
Говоря о возникновении современной ингушской письменности, следует сказать и о тех, чья деятельность подготовила базу для этого. Главным аргументом служило, несомненно, стремление самого народа к просвещению. Крупной вехой в истории ингушского народа явилось открытие 14 февраля 1868 года Назрановской двухклассной горской школы. Построена она была на пожертвования самого народа и при деятельном его участии. Примечательно и то, что на 60 предусмотренных ученических мест желающих явилось до 200 человек. Впоследствии в этой школе работали и первые учителя-ингуши: мулла Минга Альтемиров. Бийсултан Зязиков. Эльджи Саутиев, Биберд Картоев. В 1882 году со Владикавказе было основано “Общество распространения образования и технических сведений среди горцев Терской области”, во главе которого стояли Гуцыр Шанаев. Кипиани и др. Оно занималось в основном просвещением среди осетин, хотя ингуши – члены этого общества – и делали взносы, а потому справедливо сетовали на бездействие этого общества среди ингушей.
В 1902 году проект ингушской азбуки на арабской основе создает Васан-Гирей Джабагиев. ставший впоследствии выдающимся общественным деятелем и публицистом. Справедливости ради следует сказать, что арабской графикой ингушские муллы пользовались и ранее для записи отдельных событий. В 1908 году во Владикавказе выходит книжка “Ингуше-чеченская азбука” Магомеда Джабагиева. собирателя ингушского фольклора, который затем, в 1935 году, выпустил в Париже книгу под редакцией Ж. Дюмезиля.
Хотелось бы сказать также и об учителе, авторе одного из проектов ингушской азбуки Османе Мурзабекове, имя которого незаслуженно забыто. О его творчестве мы знаем мало. Известно только, что он был собирателем ингушского фольклора. Так, его перу принадлежат записи сказки “Триста золотых”, леген¬ды “Старик Дамба” и др. Осман Мурзабеков состоял членом “Общества по устройству народных чтений в г. Владикавказе и Терской области” в 1914г.
С 1 октября 1909 года начал работать учителем Ордубатского городского училища в нынешней Нахичеванской республике Азербайджана Магомет Чориевич Котиев, а в Костековском училище в Дагестане – Гаджимурат Горчханов.
В конце 1909 года в Ингушетии открывается вторая школа – Привольненская. которую основала Ю.В. Терпугова, в своем имении на р. Камбилеевка. Затем открылась школа в с. Гамурзиево. Жители сс. Базоркино, Насыр-Корт, Кантышево, Экажево, Сурхахи, Кескем также изъявили желание открыть у себя школы.
Кстати, к 1911 г. 115 кескемцев уже закончили Назрановскую горскую школу, а руководство этой школы в этом же году стало ходатайствовать о преподавании иностранного языка, так как по окончании школы без знания иностранного языка нельзя было поступить в среднее учебное заведение.
Распространению просвещения способствовало также и существовавшее к 1911 году во Владикавказе “Общества Просвещения Ингушского Народа”, членами которого состояли Магомед Джабагиев, Бекмурза Джантемиров, Бекмурза Мальсагов, Муртазали Базоркин, Косым Долгиев, Гермихан Мальсагов, Иналук Мальсагов, Ахметхан Мутушев, Борис Беме, Константин Козлов. Последний в 1911 году написал пьесу из ингушской жизни “Многоженство”, а миллионер М. Мухтаров из Баку пожертвовал обществу на постройку школы 5000 рублей.
Таким образом, просвещение среди ингушей набирало силу, и к 1911 году, но данным Ф.И. Горепекине на 55 тысяч населения имелось до 120 человек.
получивших среднее и высшее образование.
Особо следует сказать о самом Фоме Ивановиче Горепекине. Он более тридцати лет изучал историю, язык и быт ингушей. В 1909-1915 годах составил азбуку ингушского языка, написал ряд трудов по истории ингушского народа, в т.ч. и по языку. К сожалению, они не были изданы. Мы располагаем несколькими его рукописями об ингушском языке. В 1918 году им была написана сенсационная статья под названием “О существовании в отдаленном прошлом у предков ингушей индийской письменности “магадги”. В июле того же 1918 года во Владикавказе на съезде депутатов от населения Терской области в здании Кадетского корпуса Я. Маркус объявил 60 депутатам ингушского народа о первом букваре на родном языке “Искра знания”, составленном Ф.И. Горепекиным на основе русской графики. На этом же съезде 60 депутатами ингушского народа Ф.И. Горепекину было присвоено имя “Нахаа-си-дер” (Просветитель народа), которым Ф.И. Горепекин очень дорожил и гордился. С помощью этой азбуки автор к тому времени записал большое количество легенд, преданий, на основе которых, а также раскопок, проведенных в горах у с. Салги, Ф.И. Горепекин утверждал, что предки ингушей имели письменность, которую они принесли на Кавказ около 5 тысяч лет тому назад. Ф.И. Горепекин считал, что около 500 лет тому назад ингуши потеряли свою письменность и привел знаки этого письма, обнаруженных им на сосудах, найденных при раскопках в с. Салги. Букварь Ф.И. Горепекина был принят к изданию в 1922 году правительством Горской республики. Но из-за вмешательства местных партийных и советских органов, он был отвергнут, как непригодный.
В 1920 году приказом по Отдел народного образования Ингушского ревкома от 11 июля №9 была учреждена комиссия по разработке ингушской азбуки. В результате работы комиссии был выработан проект ингушского алфавита, основанный на латинской графике, и начата работа по подготовке материалов для грамматики и словаря. По этому вопросу был проведен ряд совещаний с участием специалистов-филологов. Были рассмотрены два проекта: проект Альтемирова и проект комиссии, выработанный Заурбеком Мальсаговым. Первый проект, ввиду ряда недостатков – громоздкости, непоследовательности в передаче звуков и т.д.. был отвергнут и принят второй проект. В результате ра¬боты комиссии появился первый букварь под названием “Neana mott” (“Родной язык”).
Впервые опыт записи новым алфавитом был осуществлен Н.Ф. Яковлевым и 3. К. Мальсаговым в экспедиции 1920-21 гг. В 1922 году Наркомпросс Горской республики создал комиссию по разработке общегорской графики. Этой комис¬сией вторично был утвержден проект Заурбека Мальсагова. легший после некоторых изменений, в основу общегорской графики. В том же году были устроены курсы при Горском Институте Народного Образования по подготовке учителей родного языка.
1 мая 192.1 года в г. Владикавказ впервые вышла ингушская газета на родном языке “Serdalo” (“Свет”) тиражом 500 экземпляров. Считается, что с этого дня началась современная ингушская письменность.
На первом этапе ингушская графика претерпела ряд изменений, выразившиеся в том, что постепенно выпало обозначение отдельных кратких гласных звуков и дифтонгов, а также были изменены некоторые буквы для написания согласных звуков. Процесс оформления латинской графики давался трудно, т.к. приходилось преодолевать сопротивление сторонников арабской и русской графики.
Ф.И. Горепекин в 1929 году составил новую ингушскую азбуку, но уже на латинской основе. Однако, так было сказано выше, в советское время ни одна из его работ не была опубликована, а рукописи бесследно пропали.
В 1930-е годы проводились работы по унификации алфавита, по созданию единого чечено-ингушского языка и переходу с латинской на русскую графику. Вскоре был создан ингушский алфавит, основанный на русской графике, который до сего дня не претерпел изменений. Но это не означает, что русская графика лучше подходит для отображения ингушской речи. В этом направлении следует провести научные исследования, чтобы определить, какая из график, которыми в свое время пользовались ингуши (арабская, латинская, грузинская, русская) наиболее соответствует ингушскому языку.
Ингушский язык также еще тщательно не изучен. До сих пор не использованы даже те материалы об ингушском языке, которые сегодня лежат в архивах. Назову лишь некоторые из них: Н.Я. Марр “Грамматика ингушского языка”, Н.Ф. Яковлев “Грамматика ингушского языка (объем 1000 страниц), Н.Ф. Яковлев “Синтаксис вейнахского языка” (тезисы докторской диссертации), А. Дирр “Грамматика ингушского языка” и ряд других работ по данной теме.
Особенно интенсивно ингушский язык исследовался учеными в первой трети XX века. Кроме выше перечисленных, можно назвать следующих авторов: Васан-Гирея и Магомеда Джабагиевых, Ж. Дюмезиля, Заурбека и Дошлоко Мальсаговых, А. Генко, А. Тромбетти, М. Немировского, Г. Сердюченко. О. Егорова и др.
В последние полвека, к сожалению, ингушский язык перестал быть объектом исследований Академии наук и международных центров. Работа велась в основном грузинскими, чеченскими и ингушскими специалистами: академиком А. Чикобавой, М. Хучуа, Я. Вагановым, Ф. Оздоевой, И. Дахкильговым, А. Куркиевым, А. Хашагульговьм, Р. Плиевым, Н. Барахоевой, О. Папановым, С. Патиевым, Ю. Хадзиевым, С. Мерешковым. М. Аушевым и др.

ghalghay.com